Порно рассказы хуесоска

Posted by



Порно рассказы хуесоска

Этим летом мне здорово повезло, мне встретилась очень приятная блондинка, вообще-то я не люблю блондинок, но эта мне очень понравилась, внешность её была настолько завораживающая и волнующая, что взглянув на неё, у меня открылся рот, я хотел проглотить её всю, проглотить и держать в себе насыщаясь и перенасыщаясь…

Принято думать, что наиболее выразительны и чувственны смуглокожие кареглазые брюнетки, но, это не всегда так.

Я захотел пить, на улице начиналась июньская жаркая пора, зашёл в магазин и взял с витрины коробку с виноградным соком. В кассе передо мной стояла молодая девушка со светлыми волосами… Я взглянул на неё машинально, даже с некоторым презрением, никогда не нравились мне блондинки. Они такие холодные, безликие… Она пробивала молоко, йогурты и ещё какую-то хрень, я стоял и вытирал пот от жары и выжидания, когда же её отпустит кассир. Около неё стоял мальчик лет восемнадцати он навевал на меня тоску, не люблю я детей, заботу о них, визги от них, проблемы… Короче, нервы мои начинали играть… Кассир пробила этой блондинке её йогурты и остальные продукты, и она начала складывать всё в пакет. Я внимательно посмотрел в лицо этой молодой мамочки с маленьким спиногрызиком, и она вдруг мне приглянулась… Да, она развернулась ко мне и я был очень удивлён! Блондинка оказалась очень даже ничего! Не то чтобы «ничего», а хорошенькая! Её кругленькое личико с ровненьким носиком и пухленькими маленькими губками алого блеска, ослепили меня! Я затормозился на месте. Блондиночка чуть улыбнулась мне, заметив, что я задержал на ней взгляд, о, как красиво стало её лицо… Голубые глаза никогда мной не воспринимаемые, вдруг сняли мою утомительную жару, мне стало приятно. Блондинка взяла за руку своего спиногрыза и они направились к выходу… Её два круглых овала слегка оттопыренных ягодиц, выбивались из тонкого коричневого сарафана… Классненькая попочка, у этой блондиночки, сказал я в мыслях себе… Я остолбенел, и он у меня остолбенел. Обалдеть, сразу два редко совмещающих фактора в одной женщине: красота и сексуальность. Блондинка выглядела как живая куколка, её нежное белое личико освежали ясные глазки, а алые губки сложенные природой под поцелуй, выражали тепло и уют. Тонкий коричневый сарафан оборачивал её тело словно конфетку, и каждый её чудесный шаг охватывал меня непреодолимой тягой к ней! Блондинка обернулась на меня несколько раз, наверное, мой упорный взгляд дошёл ей до чувств, она негромко выронила тихий вопрос

— Что-то не так?… — подняла она брови, чуть темней волос, и поправила длинную чёлку.

— Нееет, всё так, — протяжно ответил я, идя за ней, — Всё очень даже так. Вы очень красивая, вот я и смотрю вам в след.

Блондинка приподняла темноватые брови волной и сказала

— Другие так не считают.

Блондинка взяла маленького мальчика за руку, и они пошли вдоль улицы. Мне захотелось догнать их, точнее её, молодую маму, куколку с сочной попой. Я посмотрел на её ноги, и опять у меня всё остолбенело от женской красоты, блондинка была как ключ от пианино, давшая очаровательную мелодию моему телу…

— Я не верю, чтобы кто-то так не считал! — догнал я молодую маму и улыбнулся.

— Поверьте, мой бывший муж говорит, что я облезлая овца. И он говорит, что никогда ни в чём не ошибается…

— На счёт вас он ошибся, — сказал я серьёзно, — Можно узнать, как вас зовут?

Девушка улыбнулась, приостановилась, оглядела меня и кивнула головой в согласии… Наверное, ей понравился зелёный отблеск моих возбуждённых глаз, который сочетался с моим строгим белым пиджаком и брюками. Моё лицо говорило без слов: я тебя хочу…

— Меня зовут Катя, — сказала она с доброй улыбкой, — И, спасибо за комплимент, вы тоже очень симпатичный, не то, что многие молодые придурки.

— Я Юрий, — сделал я небольшой поклон головой.

Катя жила одна, с ребёнком, мужа она выгнала и лишила прав на встречи с сыном, так как отец его любил больше водку, чем родное чадо. Я проводил их до дома, мы мило поговорили друг о друге, и Катя сказала мне то, чего я ждал от неё всю дорогу:

— Юрий, заходите, сегодня вечером к нам, мне бывает скучно одной, может быть сходим погулять…

Чем больше я смотрел в её кругленькое лицо, тем больше она казалась мне самой красивой куколкой из всех красивых девушек и женщин. Она была очень милой и сексуальной, её лицо, улыбка, развод губ и блеск глаз возбуждали даже больше того, что прикрывал тонкий сарафан… Когда Катя удивлялась, она поднимала одну бровь чуть выше другой, приподнимала гладенький подбородок с ямочкой посередине, и открывала улыбкой беленькие зубки… В эти моменты она выглядела изумительно вызывающе.

Я поцеловал её в мягкую щёчку, и пошёл по своим делам.

Вечером мы с Катей не пошли никуда гулять, мы не смогли никуда выйти, потому что как только я перешагнул порог её квартиры, нас обоих, будто ураганным ветром поволокло друг к другу, мы только сказали «привет», как наши тела схлестнулись вместе, а губы плотно слились! Ах, сколько было огня в этой девушке, сколько сладкого вина в её губах, влажном рте! Наши поцелуи зашли в засосы, я начал обнимать её сильней, как будто не давал уйти, Катя стала ещё плотней прижиматься ко мне, мы несколько раз потёрлись пахом о пах, мой член вскочил как солдат по тревоге! От ощущения моего вскочившего члена Катя растаяла, её колени подогнулись, попа присела и всё её тело повисло на моей шее. Мы ввались из прихожей в кухню, ох, её попа была великолепна, мои ладони жадно схватывали чувствительные ягодицы, Катя уже не могла стоять, и мой член очень твёрдо потребовал женского влагалища!

— Я хочу тебя, Катя, — прошипел я, как змий, залезающий ей под платье.

— А!… Я тоже хочу тебя, Юрий… — застонала сексуальная блондинка, закатив голубые глазки…

Под её мягкими ягодицами уже было мокро и открыто, складки лона раздвинулись и приглашали меня, сквозь них прошли вначале мои пальцы, я замер от сильного удовольствия, влагалище Кати настолько открылось, что вся мои пальцы протиснулись туда… И тут я вспомнил, а где же её маленький мальчик? Где ребёнок, который был с ней в магазине? Он ведь может помешать нам…

— Твой сын сюда не войдёт?

— Он гуляет, не волнуйся… — ответила Катя жарким изнемогающим шёпотом…

Лето, это прекра-а-асная пора! Та пора, когда на человеке мало одежды и можно легко от неё освободиться, или поднять её, чтобы потрогать миленькое тело, которое тебе нравится! Лето это та пора, когда тело само просит ласкаться. Сейчас, на Кате был один только летний тонкий коричневый сарафан, и под ним всё текло и парило. Я развернул Катю к себе задом, нагнул лицом на кухонный стол, и быстро расстегнул свою ширинку… Мой пылающий член втиснулся через пухленькие булки ягодиц, одним движением нырнул в текущую норку и обалдел… О, как там было горячо и мокро! Катя была горячей девушкой, она стала царапать ногтями стол и вилять своей задницей во все стороны. Ох, как темпераментно она дёргалась, надавливаясь на мой член! Она хрипела, когда я вставлялся до самых яиц! А когда я просунул свою руку к ней в пах и надавил пальцем на клитор, Катя завизжала словно дикая кошка…

— Тебе нравится? — спросил я, надвигая её белые бёдра на свой орган и пах.

— Не то слово… Это здорово, — выплёвывала она слова, которые мешали ей наслаждаться, — Твой член классный, давай ещё, ещё быстрей…

Я немного присел, чтобы достать до матки Кати и надавить ей на клитор, я задёргал своим тазом как отбойный молот, рассекая окаменевшим членом матку, я проникал куда-то глубже, туда, где мне было горячо, плотно и сладко! Катя закричала, замычала, схватилась за стол и ещё выше оттопырила свою попу к моему паху, теперь моему члену открылся весь путь и я начал бомбить Катю тяжёлыми прямыми ударами раком! Я решил наносить жёсткие толчки, потому что её прелестные белые булки