Невыдуманные секс истории

Posted by

Невыдуманные секс истории

Долгие и утомительные выходные. По-другому нельзя было описать середину августа этого года. Пока в Польше был праздник, он работал. У него были ночи. С 19 до 7 утра. В пятницу, в субботу и в воскресенье. В субботу днем он спал. Даже удачно, только будильник вырвал его из объятий Морфея. Он поехал на работу, и как-то ночь с субботы на воскресенье прошла. В воскресенье он лег попозже, потому что после девятки. Но спал он недолго. Знакомая мелодия напала на него через два часа. Он приготовился к работе и поехал. На работе он снял почти полуторачасовой перерыв. А утром домой. Коллега уже ждал. Он приехал накануне из Кембриджа. Он принял ванну и легкий завтрак. Он увез приятеля, и они вместе со знакомым по браку поехали к морю.

Погода была не из ряда вон выходящая. Серо, буро, пасмурно. К их счастью, дождя не было. Они добрались до места назначения-Борнмута. С поиском свободного места для парковки хуже, чем в Лондоне. Двадцать пять минут кружили. Нашлось. Они пошли на пляж. Это было не очень красивое место. Он улегся за волнорезом и полчаса вздремнул. В это время друзья фотографировали друг друга. Он встал, собрался и решил ехать дальше, вдоль берега. Они остановились еще дважды над утесами. Наконец они оказались в какой-то деревушке над небольшим заливом, полным яхт и лодок. Сели, кое-кто выпил пива (он нет, известно-водитель) прошло какое-то время, начало темнеть, надо было возвращаться.

Они вернулись в Лондон. Они подъехали к своим окрестностям, супруги пошли к себе, он с приятелем купили по курочке и поехали есть. Он должен был отвезти его в Кембридж. Как он сказал, так и сделал. Он отвез его. Они были на месте вскоре после одиннадцати. Он не стал ждать, поехал в Лондон. Он чувствовал усталость. За последние 54 часа он спал шесть с половиной. Мало.

Когда он припарковался через полчаса после полуночи, он не знал, что его ждет. Он надеялся быстро прочитать сообщения за весь день, ответы и вздремнуть… Долго дремал. Он вошел в квартиру, включил компьютер, подключил интернет. Firefox загрузился и первый комментарий: “сообщение недоступно”. Он был удивлен. Стартовая страница была ее блог с обратным отсчетом до прибытия в октябре. Семена тревоги были посеяны. Он быстро просмотрел блог ее подруги. Он был прав, когда говорил о предчувствиях, интуиции и “добром мальчике”. Он запустил еще один сервис. Есть сообщение от нее. Сообщение, вычеркивающее его. Выводы, не имеющие никакого отношения к действительности, она сделала из одного простого и обыденного предложения. Он пытался ей позвонить. Чего он ожидал: она не отвечала. Она могла и не слышать, потому что спала, и просто не желала с ним разговаривать. Он не знал, что делать. Адреналин пульсировал в его жилах, бил в голову. Он слишком заботился о том, чтобы оставить все как есть. Он снова обратился к интернету, на этот раз с совершенно другой стороны: авиакомпании. Первый рейс в Варшаву в восемь утра. Он не колебался. Он знал, что если он хочет спасти ее, он должен увидеть ее. Он забронировал рейс. Потом взял телефон. Шеф был недоволен, что в четверг его не будет на работе. Но “семейная чрезвычайная ситуация” поняла. Это не было ложью-он так воспринимал ее. Он также не знал, как с ней встретиться. Позвонить? Пойти на работу? Ждать у дома? Но в одном он был уверен: ему не хотелось заканчивать с ней знакомство. И уж тем более не из-за немыслимых на самом деле опасений. Вскоре после трех часов утра он вышел на поезд, чтобы добраться до аэропорта. Когда он приехал, он уже обдумывал только два варианта: Зайти к ней в кабинет или подождать под конторкой, пока она сама не выйдет. Он не хотел говорить ей, что летит, что будет. Он предпочитал реакцию спонтанную, настоящую, а не продуманную и спланированную, если бы она знала, что он ждет ее там. Он догадывался, почему она это сделала. Он знал, что она пережила раньше. И теперь она предположила, что все будет так же.

Он не чувствовал усталости, когда ждал инструктажа. Кружа по залу брифинга между магазинами, он хотел как можно скорее оказаться на борту самолета. Лучше бы он вышел, сел в какую-нибудь Чезену и полетел сразу, чтобы поймать ее еще до выхода на работу. Попасть на борт, найти достаточно удобное место, и идея вздремнуть. У него не было лучшего способа провести два часа в воздухе. И теперь, спустя почти 60 часов, всего десять процентов из которых он проспал, он знал,что ему нужно заснуть. Он должен был вести машину, к тому же не свою, а потом еще развеять ее сомнения. Некоторое время это продолжалось, но в конце концов он уснул…

Он проснулся незадолго до приземления. За окном виднелся раскинувшийся по обе стороны Вислы город. Там, внизу, в нескольких километрах ниже него, она уже сидела в кабинете. Ему было интересно, думала ли она о нем. Она ожидала, что он прилетит. Он думал, что нет…

Он вышел из зала прилета и направился к прокату. Обычный фокус, который должен был обеспечить транспорт только на два дня.Время шло. Они писали друг другу короткие сообщения. Ни она не думала, что он в Польше, ни он на это не намекал. Она опаздывала. Незаметно спросил почему. Заседание совета директоров, возможно, даже через час он уйдет с работы. А стоянка под компанией пустовала. В конце концов, он был уже менее чем наполовину заполнен.

Вышла. С несколькими подругами, которые, к счастью, пошли в другую сторону. Он вылез из машины и пошел прямо к воротам компании. Она подходила к ней сбоку. Пока он не крикнул “Доброе утро”, она его не заметила. Выражение удивления промелькнуло по ее лицу. Она подошла к нему. Он крепко обнял ее. Они направились к машине, переговариваясь. Он сказал ей, что думает. Она начала плакать в его объятиях. Она дрожала, чувствуя его прикосновение. Зависело ее. Она не хотела расставаться. И он своим прилетом доказал, что тоже не хочет. И что она ошибалась…

Несколько минут они стояли обнявшись на стоянке. Он обещал, что не причинит ей вреда. Может быть, это странно, но он знал, что не нарушит этого обещания. Его предыдущий опыт научил его этому. Они поехали к ней. Они забрали ее машину у станции. Возле дома они припарковались. Тем временем она написала подруге, что” этот псих ” прилетел. Они вошли в дом, где снова обнялись и поцеловались. Им было хорошо друг с другом, с близостью именно этого человека.

Адреналин все еще держал его. Теперь, когда они оба уже знали, что между ними так, как и должно быть, возникла другая близость. Та, с которой все началось. Их губы снова соприкоснулись, а руки начали блуждать по их телам, расстегивая молнии и пуговицы. Они раздевали друг друга в прихожей, чувствуя, как их наполняет возбуждение. Они сняли с себя последние предметы гардероба. Он взял ее за руку и повел в спальню. Она легла на кровать. Он, возбужденный так, словно весь адреналин, который питал его уже более семнадцати часов, нашел путь к его члену, лег на нее, нежно касаясь кончиком ее мокрой дырки. Она была готова к нему, хотя он даже не прикоснулся к ней. Он медленно и осторожно скользнул между лепестками ее розочки. Их языки начали мистический танец, усиленный трением двух разгоряченных тел и актом, который совершался чуть ниже пояса. Желание, которое они разделяли с 27 марта, теперь доминировало над необходимостью этой уникальной близости. Они любили друг друга страстно и спокойно. Классически, затем на боку, затем он взял ее по-собачьи, чтобы, наконец, позволить ей сесть. Все время на высоких оборотах, в конце концов, он не выдержал. Он эякулировал сильно и глубоко внутри нее, наполняя ее восхитительно тугую дырочку своей спермой. Но, что его очень удивило и ее, кажется, тоже, его член по-прежнему оставался твердым. И оба хотели большего…

Они продолжали заниматься любовью. Он чувствовал, как оргазмы пронзают и разрывают ее тело. Тело, которое вместе с характером и умом именно этой демоницы привлекло его в течение нескольких часов с другого конца Европы. Уже находясь рядом с ней на стоянке, он знал, что решение было правильным. И, может быть, даже лучшая за всю его жизнь. И теперь они снова занимались любовью. Они доставляли друг другу удовольствие и наслаждение. Когда она каталась на нем, он пришел во второй раз. Он снова наполнил ее внутренности горячим семенем. Он был измучен, но все еще жаждал ее. Она еще какое-то время смотрела на него. Она легла на него, чтобы дотянуться до его губ. Она встала и пошла на кухню готовить ужин. Он тоже встал и с удивлением обнаружил, что все еще стоит у него. Он подошел к ней, обнаженной, довольной, суетящейся у стойки. Той самой столешнице, с которой началась история этого великолепного секса. Он встал позади нее, положив руки ей на ягодицы. Его твердый член коснулся ее тела. Подсознательно, а может быть, и полностью в сознании, она выпятила ягодицы к нему. Несмотря на то, что они только что встали с постели, где он два раза эякулировал в нее, и у нее тоже было несколько оргазмов, она все еще хотела чувствовать его внутри себя. И он хотел быть в ней. Недолго думая, он сунул свой член в ее раскаленную дырочку. Они так любили друг друга у стойки, чувствуя наслаждение, исходившее от этого акта.

Это продолжалось недолго, как они прервались. Она приготовила ужин.Они поели и легли в постель. Они были эмоционально истощены после последнего дня. Им нужен был отдых. Она заснула, прижавшись к нему, хотя накануне думала, что никогда не сможет снова оказаться в них. Когда они засыпали, он знал одно: они были счастливы друг с другом.