Секс истории тетя и племянник

Posted by

Секс истории тетя и племянник

Армия изменила меня.
Как в физическом, так и в психологическом плане. В двадцатилетнем возрасте я был высоким, но худым. Однако шесть лет в армии и офицерском училище дали о себе знать. Я набрал десяток килограммов (в основном одни мышцы) и после окончания школы выглядел как солдат из элитного подразделения.
Я повзрослел и повзрослел во всех отношениях, я уже не был просто высоким и красивым парнем после окончания школы, который влюбился с первого взгляда.

Наверное, только эта единственная часть во мне не изменилась, я любил майку все это время, несмотря на то, что почти совсем не знал ее, потому что сердце не заботилось о том, что рационально. Я думал о ней почти каждый день в армии и мечтал быть с ней по возвращении в родные края. Однако, как я уже сказал, Это была просто мечта. Я сомневался, что через несколько лет такая красивая девушка, как Майка, все – таки останется одна. Когда мы познакомились, она упомянула, что в планах у нее учеба, так что я не надеялся.

Мой друг и незаменимый товарищ в армии – Томек, говорил, что лучше любить, а потом плакать. Для меня это была чушь, правда. Нет, не лучше. Не показывайте мне рай, чтобы потом сжечь его.

Таким образом, травмы остаются, и, вероятно, это ничего не изменит.
А в армии, как и в армии, не хватает физических удовольствий. В начале службы Мы с Томеком боялись самовольно покидать подразделение. Однако со временем это стало легче, и в этом районе не было недостатка в девушках, которые жаждали приключений со спортивными солдатами.
Майка была для меня недостижима, поэтому я не жалел себя. На пальцах обеих рук я бы не сосчитал, сколько девушек я встретил и „трахнул”.

Некоторые из них были действительно приятными и надеялись на что-то большее. Примером может служить Дева, случайно встреченная в баре во время одного из наших произволов.
Мы сидели тогда с Томом у стойки, лениво потягивая пиво и болтая глупости.

  • Думаешь, я смогу выпить десять пива и за это время ни разу не пописать? – спросил Томек.
  • По-моему, ты совсем спятил – – ответил я.
  • Да? Ну вот, сейчас проверим – – Томек сделал большой глоток пива, посмотрел на меня и расхохотался.
    Через некоторое время я присоединился к нему.
    Мы перестали смеяться, только когда к бару подошла девушка с длинными Вороново-черными волосами. Она привлекла наши взгляды. Я заметил, что она действительно красивая, и дал тому знак, что она моя.
    Я быстро допил пиво и пересел на два стула дальше, рядом с ней.
    Она посмотрела на меня и одобрительно присвистнула::
  • Хм, солдат.
  • Ну не скроешь – – ответил я, расправляя плечи так, чтобы была видна вся форма. – Могу я угостить тебя пивом?
    Она слегка улыбнулась и запрокинула голову, обдумывая предложение.
  • Вообще-то, почему бы и нет?
    Я заказал у бармена две кружки пива и хотел продолжить разговор, когда мимо меня прошел Томек, похлопывая меня по плечу.
  • Ты был прав, старик – – сказал Томек и пошел в сторону туалета.
  • Кто это был? – спросила девушка.
  • Он мой приятель, но не обращай на него внимания – – я поднял кружку вверх. – Тогда за что будем пить?

Когда я трахал эту негритянку на узком диване в ее квартире, я чувствовал себя действительно превосходно. Она была хороша и знала свое дело.
Когда я увеличивал темп, она слегка приподнимала бедра. Когда я хотел изменить положение, она чувствовала это без слов. Взяв ее сзади, я ощупывал вздымающиеся груди и дергал за волосы, это напоминало попытку приручить скачущую лошадь.
Она даже согласилась на анальный секс. Осторожный, нежный и очень приятный. Я оказался в ее заднице.
Это было самое приятное приключение на одну ночь.
У меня не было привычки оставаться у женщин на ночь, но я ушел от нее только ранним утром.
Она проснулась в тот момент, когда я надевал одежду. Завернувшись в простыню, она ласково посмотрела на меня и уже собиралась что-то сказать, когда я поднял руку и сказал::

  • Лучше не говори того, о чем потом пожалеешь.
    Она опустила глаза, ничего не говоря.
  • Не поймите меня неправильно, – продолжал я. – Ты действительно очень красивая и добрая, однако ничего из этого не выйдет, я это знаю по опыту.
    Она по-прежнему ничего не говорила, только плотнее завернулась в простыню и подошла ко мне.
    Она встала напротив и наконец сказала::
  • Я знаю, тебе не нужно объяснять мне это.
  • Тогда я с облегчением скажу тебе, что ты отлично справляешься в постели.
    Она улыбнулась.
    Тогда она в крохотной степени напомнила мне майку. В жизни очень мало идеальных моментов, которые хотелось бы спрятать в коробке и поставить на верхнюю полку, чтобы иметь возможность добираться до них в моменты одиночества.
    Девушка наблюдала за моей задумчивостью и вдруг все поняла.
  • Ты, должно быть, очень сильно ее любишь – – сказала она.
    Я удивленно посмотрел на нее и грустно улыбнулся.
  • Наверное, ты права – – ответил я, чмокнул ее в щеку и быстро вышел.
    Я больше никогда в жизни не встречал ее.

За шесть лет до вступления в армию я считал это необходимостью, но тогда у меня не было другого выбора, это было единственное решение моих проблем с семьей и собственным содержанием. Однако через шесть лет я стал профессиональным солдатом в звании лейтенанта. Меня ждала поездка на задание в Афганистан. Для одних ад, а для других рай. Для меня это был просто долг перед польской армией.
Я должен был поехать туда вместе с Томом.

Перед такими долгими поездками солдат всегда получает отпуск. То же самое было и в моем случае. У меня было достаточно свободного времени, чтобы поехать в родные края.

Я боялся встречи с близкими, в конце концов, я не видел их целых шесть лет. Я не знал, обижаются ли они на меня. Однако какая-то часть меня в подсознании знала, что они никогда не забудут.

В конце концов, я уже не был тем двадцатилетним парнем, который бежал в армию с поджатым хвостом. Я повзрослел и больше не жалел о содеянном. Я сожалел только о том, чего не сделал, хотя у меня была возможность.

Жизнь сложна. Пребывание в армии научило меня, что настоящие идиоты-это люди, убежденные, что они знают все ответы. Это никогда не бывает так просто.

Вернувшись в родной город, я сразу же отправился в родительский дом. Я гордо переступил порог и предстал перед родителями как совершенно взрослый мужчина. Мужества прибавили мне и мундир и знаки лейтенантского звания на плечах.
Родители постарели, время было не слишком милостивым к ним.
Воцарилась неловкая тишина. Я посмотрел на мать и увидел в ее глазах слезы, она попыталась скрыть их, но в конце концов не выдержала. Она подбежала ко мне с широко распростертыми объятиями.

  • Сынок…
  • Ой, мама,…
    Она прижималась ко мне так крепко,словно хотела наверстать упущенное. Она всхлипывала, а я нежно гладил ее по спине. Наконец она оторвалась от меня и, обняв меня за талию, повела в сторону отца.
    Я встал перед ним и протянул к нему руку.:
  • Здравствуй, отец.
    Папа секунду колебался, но потом крепко пожал мне руку и сказал::
  • Добро пожаловать домой, сынок, – сказал он мне снизу вверх. – Ты был женат.
  • Да, это было необходимо.
    Через некоторое время он тоже не выдержал и обнял меня очень неловко.

Я помирился с родителями, и это уже было для меня огромным достижением.
Вечером мы сидели только втроем в гостиной, и я рассказывал об армии, учениях и офицерской школе. Родители слушали в большом сосредоточении и впитывали каждое мое слово. Когда я уже рассказал почти все, что пережил за эти шесть лет (разумеется, пропустил описания своих многочисленных романов), я замолчал. Воцарилась тишина, и над нами повис единственный неудовлетворенный мною вопрос. Я знал, что эта тема меня не пропустит, и я хотел покончить с этим.

  • Знаете, что сейчас делает Майка? – спросил я и сделал паузу. – Где он живет? Работает?
    Родители молча переглянулись. Я ждал, а они продолжали молчать.
    Что-то не так, подумал я.
  • Она закончила колледж, который должна была начать?
    Тишина.
    Наконец мама хрюкнула и ответила::
  • Ну не совсем – – она сделала паузу и продолжила. – Видишь ли, Майка после тех событий дня рождения твоей бабушки тоже не могла поладить с родителями. Но она не могла поступить так же, как ты, потому что была несовершеннолетней.
  • Ну а потом? Когда ей исполнилось восемнадцать.
    Мама снова неуверенно посмотрела на отца.
  • Потом она тоже покинула родной дом и переехала.
    Я встал, повернулся и подошел к окну. Я вгляделся в темноту, царившую снаружи. Я подумал, что это все из-за меня. Я разрушил ее жизнь.
  • А что он сейчас делает? Она живет где-то здесь или уехала из города?
  • Сынок, – это был голос отца. – Следи за людьми, чье место в прошлом. Не впускайте их обратно в свою жизнь.
  • Я должен это знать.
  • Ну, хорошо. Говорят, он живет с подругой, и они работают вместе в закусочной, но я не знаю, в какой именно.
    Я вздохнул и объявил родителям, что мне пора лечь. Я направился к лестнице, но на первой ступеньке меня остановил папин голос.
  • Ты не спросишь, Как поживает Клавдия?
    Я знал, что он затрагивает ее тему.
  • Вот именно, что у нее?
  • Она вышла замуж за твоего кузена, – на этот раз это был голос матери.
  • Это хорошо – – слегка улыбнулся я. – Хотя у нее все наладилось, и я думаю, она счастлива. Она заслужила это, потому что я причинил ей столько боли.
  • Ты причинил боль не ей больше всего, а самому себе.
  • Не ее? – сказал я и склонил голову. – Ее – – тихо прошептала я. – я причинил боль и предал больше, чем кого бы то ни было.
    Я повернулся и побежал наверх.

На следующий день, сразу после пробуждения, я сделал несколько звонков своим двоюродным братьям и узнал, где живет и работает Майка. Я не хотел мешать ей работать, поэтому решил пойти к ней на квартиру.
Уже перед дверью, положив руку на колокольчик, я замешкался. Я знал, что она еще не закончила работу, но надеялся застать ее соседку по комнате.
Наконец я позвонил и стал ждать. Дверь мне открыла высокая блондинка с длинными ногами.

  • Я слушаю, о чем идет речь? – спросила она.
  • Я ищу может Majkę? Я ее старый друг.