Cекс история минета

Posted by

После этих трех острых похождений с двадцатилетней Викторией и переживаний целого дня мы, наконец, Cекс история минета легли в палатку. Вики залегла слева от меня, а младшая Оля, отвернувшись к стенке палатки, уже крепко спала своим первым, вечерним сном. Старшая сестра прижалась ко мне и прижала свою изящную ножку к моим бедрам, причем так сильно, что на бедре я почувствовал ее пухлую кукушку. Она была совершенно голой. Я, впрочем, тоже. Только маленькая девочка надела мою футболку, которая на ней выглядела как мини-платье, и она еще слишком широкая. теперь она подалась высоко вверх, и ее девичья попка мягко соприкоснулась с моим вторым бедром. Виктория подняла голову и страстно поцеловала меня. Я почувствовал, как он глубоко запихивает свой язык мне в рот. Ее рука скользнула к моей промежности и принялась развлекать мою вздымающуюся и затвердевшую от этого прикосновения палочку. Я тихо зашипел, когда она слишком сильно натянула мою кожу.

– Давай спать, а то разбудим Оле, – шепнул я ей на ухо, – завтра тоже день.

Она отвернулась, словно слегка оскорбленная, и через мгновение вторая девичья попка уперлась в мое бедро.

Я проснулся, и темноту в палатке освещало лишь незначительное свечение Луны, пробивавшееся сквозь разбросанные по полу входы. Я заметил, что лежу на правом боку, а в мою промежность прижимается стройная, но необычайно упругая попка Оли, которая в таком положении “на чайной ложке” вкусно спала. Моя левая рука обнимала ее за талию, и ладонью я ощущал сморщенную ткань моей рубашки, которую одолжил ей вечером. С другой стороны, я чувствовал, как к моей заднице прижимаются ягодицы старшей сестры. Эти ощущения не могли быть безрезультатными, когда дело касалось поведения моего члена. Кровь прилила к моему члену, и он начал расти, затвердевать и подниматься вверх. Он все больше напирал на попку подростковой Оли. Видимо, она что-то почувствовала, потому что сквозь сон слегка подвинулась и позволила ему подняться совсем. Но тут же она прижала к его нижней части свою паз между ягодицами. Я передвинул руку и, просунув ее под футболку, начал гладить и разминать ее только что сформировавшиеся груди. Я почувствовал, как она начала просыпаться и поворачиваться на спине.

– Ш-ш-ш… – тихо прошипел я, не переставая теребить ее торчащие, как пирамидки, груди. Мой набухший член теперь прислонялся к ее твердому бедру, и ему это было не очень удобно. Он определенно предпочитал более мягкую почву.

– Что вы делаете? Я еще никогда, – тихо простонала она, но не предпринимала никаких мер, чтобы вырвать мои пальцы из своих очень уже твердых сосков.

– Ты такая красивая и такая молодая, – моя рука опустила ее грудь и начала медленно блуждать по плоскому животу.

Другая рука была прижата к ее спине, и теперь я начал тянуть ее в свою сторону, отчего через некоторое время она все больше обращалась ко мне. Теперь я мог рукой начать ласкать и ее спину, пробегая кончиками пальцев по ее позвоночнику к слегка выпуклой попке.

– Не знаю, можно ли так, – простонала она все более возбужденно.

Я чувствовал это под своими ладонями, ласкающими ее девичье лоно и разминающими ягодицы.

– Можно и даже нужно, – шепнул я ей на ухо и, слегка приподняв голову, прислонился губами к ее губам.

Сначала она держала их неподвижными, но через некоторое время начала их слегка раздвигать. Я слегка высунул язык и принялся дразнить его своими подростковыми губами. Правая рука продолжала разминать, щипать и сжимать ее упругие ягодицы, а левая с короткой остановкой у пупка добралась до покрытого мешком волос лобкового бугорка.

– Я так боюсь. Вики сказала, что это очень больно, и я видела, что у вас такой большой. Ага… – пробормотала она, когда мои пальцы скользнули между ее стиснутыми бедрами и начали тереться о очень уже промокшую девственными соками щель.

На мгновение я оторвал свою руку от ее писи и схватил ее руку в сочленении, потянув ее к своему набухшему члену.

– Посмотри, какой он милый и такой нежный, – снова прошептал я ей на ухо и не дал ничего ответить, сжав губы и засунув в рот свой язык.

Она провела пальцами по моему члену. я почувствовал, как она начала дрожать, и ее рука резко отступила, когда я добрался до яиц. Я не собирался отпускать и снова подвел ее руку к своему большому члену. Обняв ее, она стала двигать ручкой вниз и вверх. Вот что я имел в виду. Я сам провел ладонью по ее девичьей промежности и начал осторожно раздвигать ее стройные, но полные бедра.

– Ммм… – бормотала она все громче и громче через нос, но все сильнее сжимала мой огромный и твердый член.

– Ш-ш-ш…, а то разбудишь Вики, – легкомысленно упрекнул я ее, ударив кончиком ладони о очень уже мокрую и скользкую щель.

Она затихла, и ее поцелуи становились все более яростными, и даже сейчас ее язычок начал впиваться в мой рот. Ручка тоже все резче двигалась вдоль жесткого вала моего члена. я чувствовал, что она все больше и больше готова к неизбежному, к резкому проникновению ее добродетельной пизды через мой добровольный член.

Но пока что я все сильнее вогнал в нее свой средний палец и стал ее все сильнее и сильнее трахать. я чувствовал, как ее тугая щель становится все объемнее, а вход в ее норку становится влажнее и скользче.

– Алла, но больно, – простонала она громче, когда я слишком глубоко воткнул палец и пришлось слегка ущипнуть ее за плечо.

– Это ничего, это ничего. еще немного поболит, но потом будет очень приятно, – прошептала я и снова стала в нее вникать теперь уже двумя пальцами.

Одновременно кончиком среднего пальца правой руки я нащупал ее зажатый анус и начал кружить вокруг него с каждой минутой все сильнее и сильнее надавливая на него. Видимо, ей это стало доставлять удовольствие, потому что она раздвинула ноги и крепко подняла колени. Я засунул почти весь палец в ее попку, одновременно все сильнее и сильнее перебирал двумя пальцами ее раздвигающуюся все больше, как чаша цветка к солнышку, девичью писю. Она стала дышать все быстрее и быстрее, а из носа доносились все более громкие хрюканья.

Все более резкие движения не могли остаться без внимания спящей Виктории.

– А вы что делаете? – неожиданно с этим вопросом она села и смотрела, как я подбираюсь к ее младшей сестренке.

– А что Оли не следует? Она такая красивая, что я решил сделать из нее сегодня вечером женщину, – ответил я в ее сторону, – и ты вместо того, чтобы удивляться, лучше бы помогла нам это сделать.

Не говоря ни слова, Вики сначала села, а потом опустилась на колени между широко расставленными ножками сестры. Она слегка отдернула мою руку и через некоторое время прямо у промежности малолетнего опустила голову. Она высунула язычок и пробежала по мокрой и так щели. Затем кончиком она стала дразнить ее крошечный красный от волнения клитор. Крошечная Оля лежала теперь на спине, широко раскинув руки, а я чуть в стороне возвышался над ней своим большим телом, одновременно соприкасаясь с ее губами своими губами в страстном поцелуе. Свободной теперь левой рукой я полез в карман палатки и достал спрятанный там презерватив. Некоторое время киску и анус подростка занимала ее старшая сестра, и я натянул резинку на свой набухший член. В лунном свете я заметил, что мои пальцы слегка испачканы кровью. Я даже обрадовался, что и раньше лишил маленькой добродетели и что теперь смогу ее погреть гораздо свободнее. С таким одетым хуем я слегка отодвинул старшую сестру и опустился на колени, широко раскрыв бедра между ног младшей. Я заложил руки под ее попу и слегка я привлек промежность małolatki для своего яйца, которое, опираясь о ее он половые губы и начала тереться о жесткий, пульсирующей изюминкой, которая ее должна была встретить, szparkę.

Виктория села верхом на голову малышки и подставила ей для лизания свою, в конце концов, уже опытную пизду.