Истории людей про секс

Posted by

Истории людей про секс

  • Ты ее не найдешь, папа, – мягким голосом убеждала меня дочь. – Может, она вовсе не хочет, чтобы ее нашли?
    Слова Юстины едва доходили до меня. Через месяц после исчезновения Сильвии в голове у меня все еще были только эти два слова:”я должен исчезнуть”. Она исчезла из моей жизни, как по волшебству.
    Кто она была? Я постоянно задавал себе этот вопрос. Кем она была? Если полиция не знала, о ком идет речь. Сидя перед каким-то новобранцем в участке, я начал задаваться вопросом, не скучаю ли я по какой-нибудь клепке. Как это возможно, что ее нет ни в одной переписи, когда я еще несколько недель назад держал ее на руках.
    Как жить после такой потери? Как вернуться к прежней жизни? Ответ очень простой, невозможно. Через некоторое время вы понимаете, что вернуться невозможно. Потому что худший вред, который можно причинить человеку, – это вовсе не отнять у него жизнь, а то, ради чего он живет.
  • Папа, папа … – легкий толчок в плечо, и голос дочери вывел меня из оцепенения.
    Наконец мне удалось сфокусировать взгляд на лице Юстины. Она улыбалась мне, пытаясь утешить, я видел на ее лице озабоченность и понимал, что это мало что даст.
    Она была моей единственной опорой, я знал, что я не одинок. Я присмотрелся к ней еще внимательнее, чем обычно, и увидел, как она отличается от своей матери. Сияющее лицо, всегда улыбающееся, безапелляционно побеждало вечно холодную, сдержанную осанку моей бывшей жены. Я погладил ее по щеке, вздохнул и встал, сказав::
  • Я еще раз поеду к ее матери.
  • Папа, ты ездишь туда каждые несколько дней, а потом возвращаешься в еще худшем настроении.
  • Да, но, возможно, на этот раз я застану ее.

Направляясь к квартире Матери Сильвии, я смотрел на деревья, которые ясно указывали на то, что лето медленно уступает место мрачной осени. За окном я увидел все еще яркое солнце, ослепляющее меня в машине, но оно уже не светило с такой силой, как все эти три чудесных месяца, проведенные с Сильвией.
Почему я оставил ее на этом проклятом подоконнике? Почему? Я по-прежнему не находил ответа на этот вопрос.
Я вырвался из задумчивости и в последний момент свернул в переулок, ведущий к квартире будущей свекрови. Как всегда, я припарковал машину на том же месте, вышел и подошел к лестнице, ведущей в трехэтажный блок. Я нажал соответствующую кнопку домофона и традиционно прислушивался к тишине.
Я позвонил еще раз и опустил голову. Я постоял так несколько минут и понял, что это идиотизм, поэтому, наконец, повернулся и ушел. Однако я остановился уже на второй ступеньке, потому что услышал звук открывающейся двери лестничной клетки. Я повернулся на каблуках и увидел молодого парня, быстро проходящего через дверь. Он даже не взглянул на меня, только быстро преодолел несколько ступенек подхода и исчез за углом. Я, по импульсу, прыгнул обратно в клетку и схватил закрывающуюся дверь. Я вошел и встал с другой стороны. Что мне мешает попробовать? – подумал я и поднялся на последний этаж.
Наверху я встал перед солидной коричневой дверью и позвонил. Тишина. Снова тишина. Я нажал на ручку двери, но дверь не дрогнула. Я огляделся и пришел к выводу, что делать мне нечего. Так что оставалось только ждать. Я подошел к стене, откинулся назад и опустился на холодный пол. Я откинул голову назад и закрыл глаза. Мгновенно холод принес момент успокоения и волну сонливости.
Я уплывал в блаженном сне, испытывая желанное облегчение. Перед глазами проносились разные картины, события из жизни, я не знал, явь это или сон. Я потерял счет времени и рухнул еще ниже.

Она приснилась мне, Сильвия. Ее окружал яркий свет, я едва видел ее лицо, но сумел разглядеть ее улыбку, ту самую, которая очаровала меня в первый день нашего знакомства. Он подходит ко мне и, взяв за руку, ведет в незнакомый сад, полный цветущих деревьев. Она дает мне знак лечь под одну из них, я выполняю ее просьбу и понимаю, что я полуголый. Сильвия садится на меня и трется о холмик, образовавшийся на моих шортах. Он распускает светлые волосы, и легкий ветер развевает их во все стороны. Моя рука сама направляется к ее декольте и расстегивает молнию платья. На свет выходят ее обнаженные груди, к которым я нежно прикасаюсь, так нежно почти боясь причинить ей боль. Сильвия сбрасывает платье и наклоняется, чтобы поцеловать меня в губы. Ее язык блуждает по моим губам, чтобы, наконец, утонуть внутри. Через минуту он отрывается от моих запыхавшихся губ и с улыбкой на лице ощущает растущую эрекцию между моих бедер. Ее руки начинают блуждать по моей груди, играя короткими волосками. Он целует мои соски, а своими трется о мой живот. Она прижимается ко мне всем телом, ощущает ее тепло и сильно бьющееся сердце, счастье переполняет меня с головы до ног. Внезапно Сильвия отрывается от меня и все еще с улыбкой на лице слегка встряхивает за плечо, говоря::

  • Встань Przemku.
    Я хочу послушать ее и выполнить просьбу, но мое тело не хочет двигаться. Сильвия сильнее встряхивает меня за плечо и говорит более решительно:
  • Пшемек, вставай.
    Тон ее голоса изменился, и я понял, что это не ее голос. Сонная Мара отдалялась все больше и больше, образы бледнели и уходили в небытие.

Я резко открыл глаза, первой моей мыслью было, что только во сне я видел любимую. Следующей картиной, которая дошла до меня, была женщина, трясущая меня за плечо, которая постоянно повторяла:

  • Пшемек, ради бога, вставай немедленно.
    Мать Сильвии.
    Я несколько раз моргнул веками, чтобы окончательно проснуться. Я не знаю, сколько времени я мог спать. Час, два, а может, и полдня. Вернее, дольше, потому что в окна лестничной клетки больше не проникали солнечные лучи кончающегося лета. За окном стемнело.
    Честно говоря, я не был удивлен видом Матери Сильвии, в конце концов, я ждал ее. Я взял себя в руки и встал, ничего не сказав. Я видел ее всего несколько раз, но везде я бы узнал ее, она была так похожа на свою дочь.
  • Что ты здесь делаешь? – спросила меня женщина.
  • Где Сильвия? – ответил я вопросом на вопрос.
    Она не ответила, повернулась и стала открывать дверь в квартиру. Быстрым и резким движением я выбил из ее руки ключи и придержал дверь рукой.
  • Где она!? – спросил я снова.
    Мой резкий тон голоса не произвел на нее впечатления, она только подняла голову и внимательно посмотрела на меня. Я не бегал взглядом, я выдержал ее взгляд.
  • Оставь ее в покое, оставь ее в покое.
  • Нет, черт возьми, – не выдержал я и схватил ее за плечи, прижав к холодной стене. – они решили, что я сошел с ума потому, что ищу человека, которого не существует, а я точно знаю, что это не так, – я сделал паузу и продолжил. – Я и Вы тоже.
  • Это ничего не даст – – возразила мать Сильвии. – Я не знаю, где она.
  • Я должен найти ее, – наконец опустил я голову. – Я люблю ее.
    Наступила минута молчания. Ее прервала моя будущая свекровь.
  • Ты ничего не знаешь, не так ли, Пшемек?
  • Я знаю одно, – ответил я. – Я начинаю сходить с ума.
  • Тогда заходи, нам надо поговорить.
    Я занял ее место, и она вошла внутрь, я переступил порог сразу за ней.
    В квартире витал приятный запах. Я оглянулся, осматривая помещение. Мой взгляд остановился только на лице женщины. Только сейчас в лучшем свете я увидел две свежие раны на ее щеке и шее. Она поняла, что я вижу, и сказала::
  • Я Тебе все сейчас объясню.
    Ничего другого я не хотел уже месяц – – подумал я в духе.
  • Иди сюда и сиди спокойно, потому что после того, что ты сейчас услышишь, твоя жизнь изменится необратимо. Ты на это готов?
  • Да – – ответил Я слабым голосом. – Я слушаю.
  • Во-первых, я хочу, чтобы ты знал, что я действительно не знаю, где она. Если бы я знала, она бы уже умерла.
    Я побледнел, мои руки дрожали, и я не мог справиться с этим. Она продолжала говорить:
  • Сильвия-единственный ребенок, первую половину своей жизни она провела, живя со мной и моим мужем на лесной вилле под городом. Несмотря на то, что там происходило, это было прекрасное место и дом. Сильвия всегда так странно его называла. Дом..
    – … восходящего солнца, – закончил я за нее.
    Она широко открыла глаза, искренне удивившись.
  • Ты знаешь об этом доме?
  • Я знаю только, что Сильвия так называла свой родной дом, не более того.
  • Ах да, – ответила она и продолжила. – Как я уже сказала, Сильвия была нашим единственным ребенком, а ее отец был и есть: тиран, гангстер и худший человек, которого я знаю, – она посмотрела на меня, наблюдая за моей реакцией. – Его зовут Вальдек, но все зовут его Влади. Сначала он был всего лишь мелким преступником, к сожалению, со временем он стал одним из главных мафиози в этой части страны.
    Постепенно я начал понимать, о чем идет речь.
  • К тому же Влади насиловал Сильвию с четырнадцати лет, – быстро добавила женщина.
    Сначала мой мозг не принял эту информацию к сведению,и я только слегка кивнул. Но через мгновение до меня дошло, что она сказала, и я замер в неподвижности, перед глазами стало тускло и темно. Как это возможно? – подумал я.
    Я взял себя в руки и, успокоив дыхание, через некоторое время спросил::
  • Что было дальше?
  • Мы старались как-то с этим жить, но это удавалось только до поры до времени. Когда Сильвии исполнилось шестнадцать, Влади зашел слишком далеко. А именно, он совершил на ней анальное изнасилование, чего никогда раньше не делал. Позже она была в плохом состоянии, которое ухудшилось на следующий день, когда Влади изнасиловал меня на кухне у нее на глазах. Только потому, что я защищала ее.
    Услышав это, я спрятал лицо в ладонях, но она продолжала::
  • После всего этого мы не могли продолжать так жить, поэтому решили уйти от него. Это оказалось проще, чем я думала.
  • Как это вы сделали?