Секс истории отлизываю

Posted by

Секс истории отлизываю

  • Сильвия, ты, сука, немедленно возвращайся сюда, – крик отца разнесся по лесу, как по большому залу.
    Мне очень хорошо знаком и часто слышался голос пьяного, вопящего на меня отца.
    Я выбежала через заднюю дверь нашего дома и вывалилась на деревянную террасу. Босиком, потому что я не успела надеть туфли.

Я была богата. Нет, нет, мой отец был богат. Мы жили втроем (я, отец и моя мать) в большом доме под провинциальным городком, который окружал лес. Моего “милого папочку” звали Вальдек, но все звали его Влади. И полиция тоже. Отец был мелким, но постоянно развивающимся бандитом. Он никогда не скрывал этого от нас. Но для меня это не имело никакого значения, для меня он был худшим человеком в мире, которого я ненавидела всем сердцем.
Он был монстром, тираном и, по-моему, человеком, не имеющим никаких достоинств. Он насиловал меня с четырнадцати лет, а мать, кажется, всегда, хотя никогда в моем присутствии.
Я не видела, чтобы он когда-либо бил маму, но я знаю, что он это делал. Невозможно скрыть многочисленные синяки и царапины по всему телу. Я всегда удивлялась, как она выдерживает это, как можно годами с таким человеком делить постель.

Прикосновение холодных досок деревянной террасы не было приятным. Была августовская ночь, а вечерами в это время года в лесу всегда прохладно. Я добежала до низких перил веранды и прислонилась к ней спиной. Я посмотрела на застекленную балконную дверь и увидела в ней отца, который уже сильно шатался от выпитого слишком много. Меня пугал его взгляд, ненавистный и в то же время жаждущий моего тела.
Я была одета только в легкую летнюю пижаму. Блузку на тонких бретельках и короткие шорты, едва прикрывающие ягодицы. Это, конечно, подарок от “папы”.
Не раздумывая слишком долго, я перебросила стройные ноги через перила и перепрыгнула на другую сторону, упав на острый гравий. Я застонала от боли, потому что куски камешков впились в мои голые колени. Я услышала хриплый смех отца и крик матери.:

  • Влади, иди домой!
  • Заткнись, шлюха, – прорычал отец и подошел к перилам.
    Он снова посмотрел на меня, сидящую на гравии и держащуюся за порезанное колено. Я видела в его глазах безумие, которое с каждой секундой усиливалось.
  • Теперь ты увидишь, что грозит за непослушание отцу.
    Влади перелез через перила и встал надо мной.
    Я затаила дыхание и закрыла глаза в ожидании удара. Он не ударил меня, а уперся в бока и засмеялся пьяным лепетом.
    Это придало мне сил, я схватила горсть гравия и швырнула ему прямо в лицо. Я быстро вскочила с земли и, не обращая внимания на острые камни, впивающиеся в мои голые ноги, побежала между деревьев.
    Влади взревел от злости и попытался последовать за мной. Сделав несколько шагов, он пошатнулся и шумно повалился на бок.
    Наверное, ненависть прибавила ему сил, потому что он быстро поднялся и двинулся обратно за мной.
    В лесу было очень темно, но я бежала изо всех сил, колотя ногами о острые кусты.

Луна света, бьющаяся от дома, освещала передо мной большой ствол срубленного дерева. Я решила, что это будет хорошее укрытие от отца. Я спряталась за ним и легла на землю. Я сделала несколько глубоких вдохов, и уровень адреналина резко упал. Я перевернулась на живот и стала прислушиваться к шагам отца. Было тихо, и я поняла, что отец на этот раз отказался. Думаю, он решил, что слишком пьян, чтобы гоняться за мной по темному лесу.
Я закрыла глаза и глубоко вздохнула, Хотя однажды мне стало плохо, подумала я. Внезапно я услышала шорох веток, и страх вновь сжал мое сердце. Мне хотелось плакать, но я знала, что не могу сдаться, не сейчас. Я вскочила на прямые ноги и помчалась дальше в глубь леса. Я отошла настолько от дома, что видимость передо мной была почти нулевая, в постоянном беге повернула голову, чтобы посмотреть, догоняет ли меня Влади. Я мало что увидела в этих египетских мраках, поэтому повернула голову назад и изо всех сил ударилась лбом о дерево, которое внезапно появилось передо мной. Я рухнула на землю, и меня охватила темнота.

Не знаю, сколько времени я была без сознания, но очнулась, увидев над собой насмешливо улыбающегося Влади, который, как я догадалась, окатил меня серным ударом по щеке.

  • Добро пожаловать среди живых, моя маленькая, – сказал отец, – нехорошо убегать от папы.
    Голова у меня пульсировала, и я с трудом разлепила веки. Я все видела за туманом, но никогда не забуду этого выражения, ужасного лица. Я не могла пошевелиться, могла рассчитывать только на чудо.

Но его так и не последовало.
Выражение его лица изменилось, и через мгновение он снова подставил мне крепкую щеку. Я сделала большие глаза, но не смогла отреагировать. Он схватил меня за плечи и перевернул на живот, я хотела приподняться, поэтому слегка приподнялась и оперлась на локти. В тот же миг я поняла, какую большую ошибку совершила. Присев на корточки в таком положении, я развернула к отцу свою худенькую попку. Я слишком поздно поняла, что поступила неправильно и не успела лечь обратно.
Влади со всей силы ударил по моей ягодице открытой ладонью. Я опустилась на холодную землю, и из моего горла вырвался крик боли. Я задумалась, слышала ли это мать, но это не имело значения, она ничего не могла с этим поделать.
Я попыталась отвернуться, но отец удержал меня и усадил на меня верхом. Я всегда была для него легкой добычей, могла сопротивляться и пытаться защищаться. Но я была слишком слаба и мала, а он большой и сильный.
Я поняла, что он лежит на животе, и подумала, черт возьми, он хочет трахнуть меня в задницу. Он никогда так со мной не поступал, я ужасно боялась. Я с ужасом подумала, что это будет худшее, что случилось со мной в жизни.
Снять мою блузку ему не потребовалось много времени, в конце концов он также снял с меня шорты, свернул в маленький клубок и грубо сунул мне в рот. Я задохнулась, начала кашлять и с большим трудом овладела рвотным рефлексом.
-Ты должна научиться доверять мне, Сильвия, – выдохнул Влади, – а если будешь вести себя хорошо, то я научу тебя взрослым развлечениям. Меня начинает раздражать твое непослушание, и это может закончиться наказанием.
Я хотела попросить пощады, но кляп не давал произнести ни слова. Из глаз у меня потекли слезы. Через некоторое время я почувствовала, что отец схватил мои трусы и разорвал одним быстрым движением.
Я боролась изо всех сил, но это ни к чему не привело, я была слишком слаба и измучена.

  • Значит, ты говоришь, что тебе не нравится анальный секс?…
    Я снова хотела закричать, но Влади в этот момент повернул мое лицо в сторону и ударил открытой ладонью. У меня потемнело перед глазами, Тем не менее я почувствовала, как он раздвигает ноги, делая меня совершенно беззащитной.
    Я потеряла желание драться, когда он схватил меня обеими руками за волосы и прижал к своей заднице огромный член.
    Боль была неописуемой, она скользила мне до самого конца, мне казалось, что она пронзит меня насквозь. Слезы хлынули из моих глаз огромным потоком, и Влади закачался, как тряпичная кукла.
    -Расслабься, ты же любимая папина дочка, – выдохнул он, громко хрюкая, и я едва расслышала его слова.
    Он отпустил мои волосы и для разнообразия начал снова и снова бить меня по лицу.
    Я отплыла, уже почти не ощущая боли. Последнее, что я помню, это как что-то теплое заливает меня изнутри и как сквозь туман восклицает восторг отца. Через секунду я потеряла сознание.

Я очнулась на следующий день поздно вечером, лежа в своей постели. Я не знала, как оказалась здесь, но догадалась, что меня сюда притащила мать.
Первое, что я почувствовала-ужасная боль внизу живота. Я села на кровать и опустила ноги на пол. Я согнулась от боли, но смогла встать. Прихрамывая, я вышла в коридор, огляделась и помчалась в ванную. Я закрыла дверь и подошла к зеркалу, то, что увидела в нем, испугало меня. Лицо опухшее и все в синяках, я почувствовала что-то странное и засунула руку за спину, в пижамные шорты. Я поняла, что у меня там мокро, и протянула руку, она была вся в крови.
Я сбросила с себя грязную пижаму и вошла в душевую кабину, открутила ледяную воду и встала под сильным потоком.

Холодный душ принес большое облегчение, кровотечение почти полностью прекратилось. Со шпагата для белья я сняла свежевымытую одежду и надела на себя. Я глубоко вздохнула, вышла из ванной и спустилась на кухню.
Родители сидели за столом. Мать посмотрела на меня, и глаза ее потемнели, губы начали подергиваться.
Отец сделал глоток кофе, встал из-за стола и спросил::

  • Как ты себя чувствуешь?
    Я не ответила.
  • Сильвия, я отвезу тебя к врачу, скажем, что тебя избил мальчик.
    Я думала, что ослышалась. Отец избил меня и изнасиловал, а теперь хочет свалить вину на себя?!
  • Я не хочу идти к врачу, я в порядке.
  • Помнишь, что мы договорились?- Влади подошел ближе и положил руку мне на плечо.- Если ты будешь добра ко мне, то я буду добр к тебе. Да?
    Я кивнула и почувствовала, как его хватка затвердевает.
  • Хорошо, – ответила я наконец, не поднимая глаз.
    Отец отпустил мое плечо и вернулся к столу, дважды хрюкнул и продолжил пить кофе. Я подошла к кофеварке и начала отмерять одну порцию ароматного кофе. Из радио до моих ушей доносилась хорошо знакомая мне мелодия старого хита The Animals Дом восходящего солнца. Этот кусок всегда расслаблял меня, я положила руки на столешницу и закрыла глаза. Ничто не заглушало великолепную мелодию и успокаивающий голос Эрика Бердона. Четыре минуты, и песня закончилась, заклятие брызнуло.

Я сварила кофе и подошла к двери, собираясь идти к себе в комнату, однако по дороге услышала голос матери, и мое сердце на мгновение перестало биться.

  • Влади, Я думаю, ты вчера переборщил.
    Я встала, как говорится.
  • Что ты хочешь этим сказать, моя дорогая? – спросил отец подозрительно мягким тоном. – Тебе ее жалко? Думаешь, она должна мне ослушаться?
    -Нет, ничего подобного, – ответила она, не поднимая глаз. И в этот момент она поняла, что совершила ошибку.