Секс рабство история

Posted by

Моника проснулась около полудня. Ее грубо оттраханная секс с дядей сучка слегка поболела. Она стала вспоминать  рабство последних дней. Как не слишком любимый отпуск у бабушки стал чередой восхитительных историй, которым могла бы позавидовать ее самая разгоряченная одноклассница. Сначала шутка двоюродного брата с могучим конским фаллосом, потом короткий визит этого хуя в каштановую вагину, подсматривание за сексом дяди с тетей через дырку на чердаке и, наконец, первый раз с кузеном. Далее случай Тимура, конские ухаживание и совокупление за тобой следят из укрытия за сарай, и, наконец, вчерашняя неудача на чердаке и позже острые, но ее еще недавно девственной pizdeczki мощным XXL член дяди. Воспоминания так взволновали ее, что ее рука быстро скользнула по обросшей мешком красных волос девичьей промежности.

В тот день из больницы возвращался Томек. Монике было любопытно, как они наложили на него этот гипс и как сильно он будет мешать ей осуществить ее планы по отношению к парню. На самом деле она не отказывалась от дальнейших скаутов на его, по сравнению с хуем дяди Ольки, небольшом пенисе. В шестнадцать дядя привез его наконец из больницы, и девочка выбежала помочь ему выйти из машины. Она и сама начала удивляться, что за столь короткое время стала настолько измученной. Ее больше ничего не интересовало, только то, сможет ли она добраться до его члена и сможет ли только продолжать с ним трахаться. Она оценила, что гипс, который обездвиживал колено и пах парня, тем не менее настолько наложен, что не препятствует доступу к его члену. Она пришла к выводу, что в положении наездника она сможет свободно скакать на своем скакуне и испытывать многочисленные восторги от пережитых с ним оргазмов. Может быть, даже такая ситуация была лучше, потому что теперь именно она будет диктовать условия, а это удовлетворяет прихоти ее властного характера. Наконец-то она сможет отрезать себя за все шутки и шутки своего кузена. Впрочем, она подумала: “ведь в этом доме есть еще один гораздо более мощный член,который уже однажды ввел ее в такой глубокий оргазм”.

После ужина Моника ушла в свою комнату и попыталась сосредоточиться на чтении книги. У нее ничего не получалось. Ее мысли продолжали бежать в сторону спальни кузена. Он уже там или уже переоделся в пижаму? Наконец, сможет ли она добраться до него? Шансов не было. Червивые мысли нависали над ней. После часа такой борьбы она быстро встала и в своей коротенькой рубахе на нарах, бесшумно, на цыпочках пробежала в спальню Тома.
– Пожалуйста, – услышала она, когда в дверь тихо постучали, – я знал, что ты придешь, – сказал мальчик, когда она встала в дверях.
– А ты думаешь, я выдержала…- начала девушка и замерла при виде того, что в комнате был еще один человек. Рядом с кроватью кузена сидела на стульчике бабушка.
– Давай, давай, – сказала старуха, – Я всегда мечтала, что из вас получится отличная пара.
– Бабушка, мы же говорили на эту тему, – удивленно сказала девочка.
– Говорить, разговаривать и видеть это своими глазами-совсем другое дело, – немного нетерпеливо махнула в сторону девушки бабушка, – я знала, что ты придешь, и не могла отказать себе в этом виде. Я сяду в угол, а вы приступайте к работе. В конце концов, и мне что-то от жизни надо, я хоть посмотрю.
– Вообще-то меня это не беспокоит, – сказала Моника и ловко запрыгнула под одеяло, которым был накрыт Томек.

Ее рука со своего места скользнула в промежность парня. Он был только в верхней части пижамы, а там, куда она дотянулась, с одной стороны наткнулся на жесткий гипс, но в самой середине нащупал висящий член кузена. Она быстро стала ласкать его и слегка подергивать. Последствия ее усилий не заставили себя долго ждать. Член парня через некоторое время уже находился в полной готовности к действию. Они совершенно не обращали внимания на сидящую в углу бабушку, которая все больше блуждала мыслями в собственных воспоминаниях. Девушка энергично откинула одеяло и без особых церемоний, опустившись на колени на уровне его бедер, откинула его член и помаленьку набросилась на него своей скользкой и гостеприимной пиздой. Сначала она оседлала его, но продолжала тупо впиваться его скакуном в ее ножны. Он чувствовал, что что-то должно было произойти в его отсутствие, потому что ее влагалище было намного больше, чем в прошлый раз, и его член вошел в нее намного легче. Он догадался, что только великан его отца мог совершить эту работу. Она некоторое время прыгала по нему, но отсутствие опыта и многодневный пост заставили ее вдруг почувствовать, как внутри нее разливается тепло выпущенной из его пушки спермы. Одновременно это заставило девушку снова пережить этот огромный экстаз оргазма, и оба слились в громких криках удовлетворения. К их громким возгласам присоединился громкий вздох сидящей в углу и затаив дыхание наблюдавшей за ее безумной ездой бабушки.
– Вы были действительно великолепны, – простонала старушка, – насколько мне вспомнились мои юношеские времена.
– Теперь нам немного мешал гипс, но, хотя мы оба недолго прожили, мы все – таки узнали много секретов секса, – чуть задыхаясь, прошептала Моника и легонько чмокнула в разинутые губы лежащего на спине кузена.

В тот вечер она садилась за него еще два раза и так же тихо, как пришла, так же вернулась в свою комнату. Время летело очень быстро. Моника каждую ночь посещала спальню Тимура и дошла до такого мастерства в выездке его коня, что показывала все больше и больше оргазмов, граничащие с этим мощным, полным удовлетворением, который испытала во время совокупления с дядей Olkiem. Наконец наступил последний день праздника. Моника, как и не хотела сюда приезжать, теперь не хотела возвращаться домой. С самого утра она шла в обход и не могла найти себе места. Ей постоянно чего-то не хватало.

Наконец после завтрака она пошла медленным шагом в сторону конюшни. Она открыла дверь и вошла внутрь. Она подошла сначала к Каштанке и нежно погладила ее по затылку.
– У тебя это хорошо. У тебя есть своя канава, и рядом всегда есть жеребец, который накроет тебя и засунет в тебя этот огромный член. После того что здесь произошло, моя маленькая стерва все время готова на посещение мужского хуя – она заговорила со к кобыле, как будто она рассказывала близкой подруге – По возвращении домой мне придется поискать себе каких-то членов, которые будут удовлетворять мои похоти.
Кобыла, словно понимая ее проблемы, явно кивала своей огромной головой. Моника подошла к Каре. Она заглянула ему под живот и снова увидела его великана в полный рост. Гораздо смелее, чем в первый раз, она протянула свою ручку к болтающемуся члену. Она обняла его за руку и принялась бриться. Лошадь стояла спокойно и подчинялась ее каресу. Внезапно девушке захотелось поцеловать этот огромный хер и, откинув его в сторону и сама наклонившись, лизнула толстый стебель Конского хера.
– Какое у тебя нежное тело и какое вкусное, – простонала она, очень возбужденная тем, что сделала.
Теперь она пыталась уместить в своем рту гораздо толще остальных головку этого Конского хера. Когда она это делала, она не заметила в дверях конюшни двух фигур. Один из них был на костылях Томек, а другой-дядя Олек.
– Ах вот ты где развлекаешься, – с искренней улыбкой промолвил старший.
Девушка отскочила от жеребца и, красная как свекла, посмотрела в сторону двери конюшни.
– Я только… – начала она, запинаясь, – я хотела с ними попрощаться.
– Вижу, вижу, – продолжая смеяться, продолжал дядя, – Кара тоже решил то же самое. Или, может быть, он почувствовал, как у тебя перехватило дыхание.
– Неужели это правда с этими фримонами, а я думала, дядя, что ты шутишь, – тихо прошептала она.
– Видимо, он чует твою девичью рожу и потому получил утреннюю эрекцию, – на этот раз слегка насмешливым тоном вмешался Томек.
– Вы издеваетесь надо мной, – хмыкнула девушка и сделала обиженное лицо.
– Ну, не сердись, но ты выглядишь у фаллоса карего довольно комично, – засмеялся кузен.