Мастурбация секс история

Posted by

Была пятница. Вечер. Час 20. Я лежала в постели в своей комнате. Я была рада, что завтра уик-энд будет. Я очень устала за эту неделю. Несколько карточек и 3 больших теста. С географией, хисотрией и английским языком. Больше всего мне нравилась история. Она мне нравилась, потому что я ценила, восхищалась и очень уважала нашего профессора. Веронику СТУ * * * * * Ак. (Извините, но подлинных имен я не даю.) Это была не женщина преклонного возраста. Ей было всего 29 лет. Несмотря на юный возраст, смогла настроить учащихся к дымоходу, мои ноги на земле, а что самое интересное, это тот факт, что кто-то хотел поддерживать с ней очень хорошие отношения, то придется это делать с самого начала школы, потому что достаточно было одно маленькое прегрешение, а к концу школы она уже на тебя волком смотрят, так что поддержание хороших отношений было указано. Особенно для тех, кто в истории был под угрозой, и им приходилось улучшать оценки, чтобы пройти. Неважно, семестровые или годовые оценки. Рейтинг-это рейтинг, а хер-это хер. Я старалась держаться за линию и не связываться с госпожой Вероникой.

Они завидовали мне, что у меня с ней хорошие отношения, и в любой момент я могла попросить ее о чем-нибудь, а они-нет, потому что они не всегда были добрыми. Я всегда говорила. Ты выпил пива, а теперь выпей его. Сэм. Я не буду тебе помогать. Ты должен был быть вежливым и обязательным учеником, так что тебе не нужно было сейчас думать о чем-то после того, как ты попросишь эту даму. Я знала свое дело и не позволяла себя использовать другим ученикам только потому, что кто-то записался к профессору, но это не важно. Давайте продолжим. Я лежала в постели и думала о школе. О новых Одноклассниках или подругах. Мне было интересно, с кем я могла бы подружиться подольше. Правда, с начала школы прошло уже 2 месяца, но я еще не успела с кем-то по-настоящему подружиться. Хотя, по правде говоря, у меня была подруга. Patrycję. На ней я хотела в основном сосредоточить свое внимание. Она была другой о других учениках в нашем классе. По правде говоря, она не особо выделялась, но была по-своему интересной девушкой. У нее были длинные волосы до локтей, тонкие локоны темно-русого цвета. На лице у нее были тонкие угри. Глаза у нее были голубые. На ней были очки. У нее были разные оправы. Красный, синий, черный, белый. Всевозможные. Ростом она была меньше 168-170. Я не была уверена, но так меньше. Плюс, минус. Она принадлежала не к самым худым девушкам, но и не к самым толстым, но фигура ее была довольно хорошенькой. Во всяком случае, она была стройнее меня и чуть выше. Она часто ходила в кроссовках. Иногда она приходила в балерины. Довольно редко, но я видела ее иногда и в колготках. Один раз в черных колготках и один раз в кремовых. Стандартным. Кстати, когда она была в балеринах. На торжества все как было, а в начале года их было совсем мало, она приходила на каблуках. У нее не было ни высоких, ни низких. Стандартная высота. Хотя на каблуках я видела ее только один раз. А именно в начале учебного года и только тогда. Ведь прошел только месяц в школе, так что еще довольно рано было на какие-то торжества. Единственное, что меня очаровало в ней на текущий момент, – ее улыбка. Красивый у нее. Когда она улыбалась, ее губы мягко расширялись. Не уродливые зубы у нее даже были. Такая улыбка заставила меня улыбнуться. Давно я не видела такой улыбки, как у Патриции. Поэтому я и хотела познакомиться с ней поближе. Я бы хотела с ней дружить. Конечно, только когда мы поймаем общий язык или найдем общие темы для разговоров. Я очень на это надеялась, хотя и не выставляла напоказ. Во всяком случае, в то время я знала на 100%, что была гетеросексуальной, и о Патриции не думала эротически. Это даже не приходило мне в голову. Я относилась к ней как к обычной однокласснице, с которой познакомилась минуту назад. После 20 минут лежания на кровати я почувствовала, что мне хочется пописать. Я допила чай, стоявший рядом с лампой у кровати, и встала. Через минуту я уже была в ванной. Недолго думая, я встала над туалетом. Я сняла брюки, которые на мне были, и через некоторое время я также сняла трусики. Я села на доску и через секунду почувствовала облегчение, когда выпустила струю мочи. Я писала буквально 20 секунд. Я завернула бумагу себе в пальцы и вытерла промежность. Я снова надела трусики и брюки. Выйдя из ванной, я спустила воду. Потом направилась на кухню, чтобы перекусить. В тот момент у меня был выбор: либо бутерброды с колбасой, либо бутерброды с сыром, помидорами и перцем. Я предпочла сыр. В тот вечер ничего интересного не происходило. Я поужинала, искупалась и легла спать. Я не хотела долго сидеть, потому что не могла дождаться субботы. В субботу утром я встала около 9 часов. Я решила, что, раз уж она ушла из школы, то поторопится еще немного. Родители не возражали, это была гитара. Как это утро. Я взяла вещи, которые оставила в ванной. Я пописала, почистила зубы, лицо и голову. Утром мама позвала меня позавтракать. Сразу после завтрака я сообщила маме, что иду в парк прогуляться. Я ходила по парку с таким тупым видом. Я постаралась изо всех сил, чтобы ветер дул достаточно приятный, чтобы воздух дул … через 10 минут я села на скамейку. Я немного посидела так, когда через 2 минуты увидела кого-то вдалеке в синей куртке. Я не ошиблась. Это была Патриция. Я так обрадовалась, увидев ее. Я: – Не плохо. Пока я должен приручиться всем 🙂 Кстати о школе.Теперь ты со мной разговариваешь, а в школе ты вообще ни здороваешься, ни прощаешься, ни разговариваешь.…:(

Патриция: – ой, Оливия … такую тактику я приняла. Знаете. Если бы я болтала или сплетничала с одними девчонками, то мальчишки сразу рассердились бы, что я разговариваю с ними не только с теми девчонками. Они бы еще заподозрили, что я могу быть бисексуалкой или лесбиянкой, раз уж я избегаю мужской компании. Я предпочитаю ни с кем не разговаривать, но и не иметь никаких зацепок после этого 🙂

Я: – немного жаль, потому что мы могли бы поближе познакомиться и пообщаться:) по крайней мере, я бы сама не проводила перерывы 🙂

Патриция: – Оливия. За дружбу или закумплировать это мы можем всегда:) я не вижу проблемы. Я с удовольствием познакомлюсь с кем-нибудь новым. Просто имейте в виду, что наши мальчики любопытны, и как он замечает, что перерывы только с вами, вы знаете, что…

Я: – Да знаю … ты говорила…

Патриция: – не грусти и улыбайся…мне пора. Брат Сэм остался … а он не может, так что я вернусь и увидимся в школе. Хей 🙂

Я: – Привет 🙂

Я была невероятно счастлива и от встречи, и от разговора. На губах у меня появилась довольная улыбка. Наконец-то я смогла свободно поговорить с ней. Хорошо, что я вовремя вернулась домой, потому что как раз при входе в комнату все разваливалось. И это не небольшой дождь, но и не страшно густой. Такой средний. Хотя и спорный. Я все время думала о том, как встретила Патрицию. Я была счастлива, что наконец-то кого-то из новой школы где-то в городе так свободно увидела и вообще, что поговорила. Я немного поговорила с мамой о том, как новая школа и какой уровень обучения. Через 10 минут домой пришел мой старший брат. Марчин. Ему было 20 лет. Он был старше меня на 4 года. Я видела, что он принес что-то в сумочке. Он тут же скрылся в комнате. Мне было ужасно любопытно, что он там прячет. 20 минут спустя, когда Мартин пошел умываться, я проскользнула в его комнату. Я знала, что в ванной, когда умываюсь, умываюсь полчаса, поэтому у меня было достаточно времени, чтобы быстро обыскать комнату. Я не заглядывала в шкафы и шкафы, потому что это не самые лучшие тайники, но мне пришла в голову мысль, где может быть тайник. Может иметь или regałam в щели что-то нажата, или нажата за радиатор и закрыто заслонка или занавес, возможно, мог бы что-то иметь, спрятанные еще в вдохнул от подушки, на которой спал. Я не ошиблась. Хотя и не желая открывать его новое логово, а то и старое. А именно под клубками от пола. У него в комнате был Пол, сложенный из клепок. А то, что этот пол уже много лет был, то клубки начали отслаиваться. У него было что-то спрятанное между книжным шкафом и подоконником на кону комнаты. Там, где он когда-то ставил рюкзак, как в школу ходил. Через 5 минут, вынув клепки, я увидела какую-то газету. Я не хотела быстро ее просматривать, потому что знала, что у меня нет на это времени. Я положила ее рядом и снова сложила клубки так, как они были, и отложила в сторону рюкзак. Газету я сунула под блуск и быстро проскользнула в комнату. Через 2 минуты Мартин вышел из ванной и быстрым шагом уже был в своей комнате. Эту газету я спрятала в свою скиртку в своей комнате и решила, что просмотрю ее только после того, как буду лежать в постели. Чтобы никто не заметил, что я рылась в комнате Марчина. Мгновение спустя я заметила, что Мартин, что бы он ни делал дома, все время слонялся вокруг своей комнаты. Как будто он боялся, что кто-нибудь зайдет к нему и что-нибудь обнаружит. Он найдет то, чем не должен обладать или обладать. У него было, мягко говоря, нервное лицо. Все время, пока он проходил мимо своей комнаты, он смотрел в одно место. Он никого туда не пускал, утверждая, что у него беспорядок и он должен прибраться. Для меня это было оправданием. Я догадывалась, что Мартин может прятать в комнате, но не была уверена на 100%. Во всяком случае, если бы он узнал, что я обнаружила в его комнате и что я взяла и у себя, то у меня был бы Мартин в одном пальце. Я могла бы обернуть его вокруг пальца. Потому что если бы я что-то сделала, а он хотел бы наколоть меня на маму, я бы всегда могла напугать его тем, что если он продаст меня маме, я скажу маме, что он держит в комнате. Короче говоря, я зацепилась за него. Крепкого Крюка. На случай, если у меня будут линии защиты.