Секс секретарша история

Posted by

Жизнь иногда доставляет нам шалости и различные сюрпризы, иногда они приятны, иногда неприятны. Сюрприз, который меня встретил, я не могу определить, потому что он еще слишком свежий. В понедельник, на прошлой неделе, директор созвал совещание, обязательное для руководителей отделов и самостоятельных сотрудников. Поразительным был час-шестнадцать. Ведь до шестнадцати мы работаем, так что это значит. Я звоню в секретариат, есть ли какая-то ошибка, но секретарша Ева говорит, что все в порядке и что приезжает кто-то из Министерства. Я ничего из этого не понимала, потому что до сих пор директор вел себя нормально и никогда такого не делал. В назначенный час мы собрались в нашем конференц-зале, я, как обычно, села довольно далеко от так называемого лба, где сидел на совещаниях директор, смотрю на стол и глазам не верю. Весь стол накрыт, полный прием, но кроме всевозможных закусок на столе стоял поднос с наполненными бокалами для шампанского, это я понимаю, иногда нам случается выпить какой-нибудь контракт, а также бокалы для вина и водки. И это уже ново, потому что до сих пор подобные встречи проходили за пределами здания компании. В углу зала две красивые букеты цветов.

Практически пунктуально в зал вошли директор, его заместитель и два представителя Министерства, которых я в силу служебных контактов хорошо знала. Войтка, то есть заместителя я не видела с Нового года, директор сказал мне, что он на длительном больничном и в Смене с ним я должна заниматься текущими делами. Это было немного странно для меня, потому что даже когда он болел, он мог зайти или позвонить, чтобы объяснить текущие дела. Они вошли, поздоровались, после чего директор попросил начальника технического отдела раздать стаканы сотрудникам. Когда у всех уже были бокалы в руках, директор сообщил нам, что г-н Войтек XXX прекратил работать в нашей компании с конца года, и эта встреча – его прощальная встреча с нами. Часть людей знала, что жена Войтека осенью устроилась на работу в Брюссель, но мы и не предполагали, что он тоже так быстро что-нибудь придумает. Оказалось, что он договорился, и в связи с этим расстается с нашей компанией.

Так пошли цветы, благодарности за прежний труд и пожелания процветания на новом жизненном пути. Также выяснилось, что там готовятся подарки. Представители Министерства привезли в красивом ящике копию польской сабли Баторовки. В крышку коробки изнутри была вклеена серебряная табличка с посвящением и благодарностями от ведомства. Зато у нашего директора был подготовлен гербовый рынок-древко, изображавший щит, на котором в голубом поле помещалась золотая Луна с двумя серебряными звездами, одна у основания, другая у лба щита. Говорят, наш заместитель происходил из дворянского рода Джевица, после которого остался город Джевица в опочинском уезде, производящий столовые приборы “Hefra”. Кроме того, директор подготовил диплом на бумаге ручной работы в виде рулона с гербовой печатью, то есть логотипом нашей компании, на котором мы также должны были расписаться.

Последовала менее официальная часть встречи, пожелания и подача подписей. Я, пожелав Войтку, поблагодарила его за замечательное сотрудничество, сказав при этом, что он меня осиротел. Я обнаружила, что взрослые дети с трудом привыкают к новым папам, и я не знаю, кого я теперь получу. Он только улыбался и говорил-Ты справишься. В это время началось потребление, ну и небольшая выпивка. Когда уже все подпишут директор дал знать, что снова хочет высказаться, еще раз поблагодарив Войтеку за сотрудничество, отметил, что такая компания не может функционировать без начальника экономического, что он уже выбрал преемника и просит взять голоса представителя ведомства. Известный мне коллега встал, открыл держа ее в руках портфель, после чего зачитал короткую формулу, что по просьбе директора такого-то такого-то, министр такой-то и такой-назначает на должность заместителя директора по d/s-экономических Миссис Барбару ZZZ.
Я, сидя в дальнем конце стола как раз в этот момент разговаривала с подругой, не слушая его речи, потому что думала, что они уже привезли кого-то в портфеле. Вдруг меня толкают, я смотрю на директора, а тот кивает, чтобы я подошел. Я подхожу, и мой коллега поздравляет меня с должностью, вручая этот акт призвания, выясняется, для кого второй букет цветов. Как мне потом сказали, таких телячьих глаз еще никто у меня не видел. Я стояла как вкопанная, глядя на него, на директора, а тот со стоической своей улыбкой говорит мне – мои поздравления, госпожа директор. Я смотрю на него и, не веря, отвечаю-Вы, наверное, шутите. Он объяснил, что не шутит, что за столько лет работы я доказала свою квалификацию, и поэтому он не видит в этом продвижении никаких проблем. Все произошло так быстро, что я не успела даже подумать о происходящем.

Через некоторое время я взяла в руки этот акт призвания, смотрю, нет сомнений, он касается меня. Я поблагодарила коллег по ведомству, директора, обняла Войтека за плечи, сказав ему, что он вишневый, потому что он ничего не сказал. Я попросила товарищество о дальнейшем столь хорошем сотрудничестве, меня уже посадили между директорами, и мы продолжили встречу, произнося различные случайные тосты. В то время, когда другие biesiadowali, директор сообщил мне, что в четверг, товарищ из ведомства, он, Войтек и я мы летим в Гамбург, в наше представительство, там меня официально представят, после чего он и коллега из ведомства отправятся дальше в Лондон, Войтек в Брюссель, и я могу остаться до конца недели.
Так и было, в четверг мы прилетели в Гамбург, там уже знали, что прилетаем, поэтому было приготовлено соответствующее угощение. Во время потребления директор сообщил сотрудникам о моем повышении, я искренне обрадовались, так как директор пообещал, что этот объект дальше остается в моем непосредственном наблюдении, после чего поблагодарил и вместе с представителем ведомства отправились в аэропорт и далее. Я осталась с Войтеком, мы еще немного посидели, воспользовавшись моментом, когда никого не было, я предложила нам отправиться в гостиницу, где у меня уже был забронирован номер. Сотрудники не протестовали, когда мы предложили попрощаться и ушли. Мы ездили в отель, в котором всегда ночует, мы вошли в комнату, Рома сидел за столом, я вытащила из холодильника напитки, чтобы выпить, он это увидел, взял на себя роль рукавов, после чего разговоров szklaneczkami возвысила тост – за наше приятное расставание. Мы глотали за глотком, и уже без всяких комментариев наши губы встретились в восхитительном страстном поцелуе. Войтек посмотрел на меня и спросил, почему так поздно. Ответ мой был прост. Потому что у меня есть принцип, которому меня научила бабушка. Он сделал большие глаза, и я объяснила ему.

Когда я была молодой девушкой и устроилась на первую работу, на днях я вернулась от нее очень довольная, потому что что-то у меня там получилось, и, хвастаясь этим бабушке, сказала, что мне в этом помог один очень симпатичный коллега. Бабушка была уже возрастной женщиной, родившейся еще во времена русского забора, говорила на ломаном польско – русском языке, потому что ходила в школу, когда был забор, и ей приходилось его изучать. Она усадила меня в кресло и сказала: “Сматрий, где ты работаешь, том не ебешь”. Не думаю, что мне нужно переводить на польский. Я удивленно посмотрела на бабушку, которая еще раз объяснила мне, что на работе нельзя иметь любовников, потому что это плохо кончается. Бабушка была простой женщиной, но очень часто у нее были исключительно материальные и жизненные высказывания. Это ее высказывание Я хорошо запомнила и до сих пор хорошо на нем выходила. За эти десять лет работы между мной и тем, с кем я работала, никогда не было физического сближения. С тех пор, как я официально была разведенной, никто не подходил и не получал по рукам. Закончив этот разговор, я посмотрела на Войтека, заявив, что с тобой тоже так было. Войтек был высоким, хорошо сложенным мужчиной, чуть моложе меня, интеллигентным и очень образованным, я не раз испытывала к нему желание, но сдерживалась, отбиваясь в другом месте. Я признала это только сейчас. Он посмотрел на меня, признавая, что неоднократно пытался подойти ко мне, и ничего из этого не выходило. Но сегодня, когда ты больше не сотрудник компании и когда ты больше не мой директор, я принадлежу тебе.