Эротические рассказы трахали

Posted by

Наступил день запланированного ужина. Джим нервничал. Он поссорился с матерью, когда она заставила его надеть пальто. Он разозлился на брата, когда обнаружил, что в ящике комода от авторучки Джона просочились чернила на его последнюю белую рубашку. Устроив Корчмарь, он вышел из дома. С бьющимся сердцем он постучал в дверь мергендаля. Открыл Боб. Растроганный Джим подал ему руку и не смог вымолвить ни слова.

  • Привет, приятель! Как ты? – приветствовал его Боб. – Заходи, пожалуйста. Выпьем для начала по одному, – он ввел Джима в комнату. – Старики ушли, а Салли наверху и что-то делает. Как здорово снова тебя видеть! Ты не изменился. Как тебе жилось?
  • Клево, – голос Джима звучал хрипло, но ему наконец удалось заговорить. Все шло отлично. – Ты тоже хорошо выглядишь, – и это была правда.

Джим с удивлением обнаружил, что уже забыл, как на самом деле выглядит Боб. Он всегда считал, что запомнил реальный образ друга. Но, видимо, память не была объективной, она поддавалась эмоциям. Оказалось, он забыл, какими темными были рыжие волосы Боба, что у него были веснушки, что уголки рта поднимались кверху, а глаза голубые, как Полярное море. Только силуэт остался неизменным: стройный, стройный, широкий в плечах. Лицо у него было в форме. Они сидели у камина. Боб забыл подать выпивку. Он также делал remanent воспоминаний. Помнит ли он все?

  • Ты исчезла, как камфара, – сказал он наконец.
  • Я? Это ты! Я писал письмо за письмом, но ни один из них не дошел до тебя.
  • Возможно, я постоянно путешествовал, знаешь ли…
  • Да, мы оба путешествовали.
  • Ты уже виделся с Салли по возвращении?
  • На рождественской вечеринке.
  • Паек. Я забыл. Она пригласила тебя на сегодняшний вечер.
  • Салли-замечательная девушка, – Джим хотел, чтобы это было позади.
  • Я тоже так думаю. Я рад, что вы двое любите друг друга. В то время в школе вы не очень любили друг друга.
  • Не очень, но я помню, что ты уже встречался с ней тогда.
  • А когда ты собираешься жениться? – опять старая песня.
  • Не скоро.
  • Ты хочешь вернуться сюда и жить?
  • Не исключено, – неуверенно ответил он. – Ты тоже будешь здесь жить?
  • Они все время кладут это мне в голову. Похоже, я начну работать с отцом Салли в страховой компании. Все говорят, что он подходит.
  • А ты не предпочел бы остаться в море?

Боб беспокойно пошевелился в кресле, скрестив свои длинные ноги.

  • Я уже десять лет плаваю и получил неплохую должность. Мне будет нелегко вернуться на берег. Но если Салли этого хочет…
  • Она хочет, а ты?
  • Да, я тоже, – Боб был агрессивен, производил впечатление раздраженного. Через некоторое время он добавил: – Ну, может быть, не так уж и много…
  • Не знаю, что в этом плохого-быть моряком. Ты хорошо зарабатываешь. Почему Салли недовольна?
  • Ты знаешь женщин. Они хотят, чтобы ты был рядом, чтобы они не спускали с тебя глаз. Салли говорит, что не чувствует себя замужней, когда меня нет дома.
  • Ну что, поселишься здесь?

Боб мрачно кивнул.

  • Да, поселюсь. Я привыкну к этому. Пусть уже так будет. Мне нравится роль главы семьи.
  • Ну, тогда я тоже, пожалуй, перееду сюда.
  • Было бы здорово. Точно так же, как раньше. Забавно, я встретил самых разных девушек, но ни к одному мужчине я не был так привязан, как к тебе. Было бы здорово иметь хотя бы одного приятеля в городе. Для игры в теннис.
  • Так.
  • Но ты слишком хорош для меня. Ты профессионал, а я годами не играл. Было бы неплохо снова поиграть.

Rozmarzył. Джим почувствовал приближение триумфа. Боб вернется к нему так же легко и естественно, как и тогда, когда он отдался ему в первый раз.

  • Как мальчики, мы пережили здесь много прекрасных моментов, – задумчиво произнес Боб и посмотрел в огонь. Джим тоже уставился на пламя. Да, точно так же было тогда: пламя, атмосфера костра. Да, история повторится снова. Джим был уверен в этом.
  • Красиво было, – поклялся он себе, что первый не вспомнит о хате.
  • Знаешь, иногда я думаю, что было бы хорошо, если бы мы вместе пошли в колледж. Эта идея с морем была не самой лучшей, хотя это было весело. Ты поступил на корабль только из-за меня, не так ли?
  • Да, это была одна из причин.
  • Ты не думаешь, что я поступил правильно… мы поступили неправильно?

Джим упорно смотрел на огонь.

  • Нет, – сказал он наконец. – Мы поступили так, как хотели. Для вас было очевидно, что вы хотите стать моряком, как я хотел играть в теннис. Мы никогда не были такими, как все эти люди здесь, горожане… Мы пошли в широкий мир, и они ненавидят это. Теперь мы вернулись.

Боб улыбнулся.

  • Ты единственный, кто понимает, почему мне пришлось уйти в море. Да, мы поступили правильно. Но действительно ли это хорошая идея вернуться сюда? Ты можешь вернуться сюда, жить в одном доме, с теми же людьми, день за днем, все время одно и то же, ты можешь?
  • Я не знаю. Я просто не знаю. Мне, конечно, проще. Я могу здесь учиться играть в теннис, но ты, конечно, не можешь быть моряком на суше. Я думаю, ты должен поступить так, как считаешь нужным.

Говоря это, он имел в виду другое. Боб вздохнул.

  • Я не могу ни на что решиться.

Джим хотел помочь ему, но не знал, как это сделать.

  • Подождите, – сказал он, – подождите, пока что-нибудь случится. Всегда что-то происходит.

Они молча сидели у камина. Джим услышал доносившийся с этажа приглушенный плач младенца. Ребенок Боба.

  • Как дела у твоего отца? – спросил он, наконец.
  • Он умер. Месяц назад.
  • Ты видел его еще при жизни?
  • Не.
  • Он не хотел тебя видеть?
    Говорят, он сошел с ума. Последние пять лет он был сумасшедшим. Ничто уже не помогало, и кроме того, я не хотел его видеть. Мне было все равно, умрет он или нет, – Боб говорил деловито, без тени сожаления.
  • У тебя есть девушка, Джим? – спросил он внезапно.
  • Не.
  • Это на тебя похоже. Ты всегда стеснялся женщин. Ты должен найти ее. Прыжки с цветка на цветок утомляют.
  • Может быть, я встречу кого-нибудь, когда поселюсь здесь.
  • Тогда мы оба будем женатыми парнями. Черт, мне никогда не приходило в голову, что когда-нибудь это случится.
  • Ты прав, никогда.
  • А через пару лет мы станем джентльменами средних лет, потом стариками и в конце концов умрем.
  • Грустно, да? – засмеялись оба. В комнате появилась Салли.
  • Доброе утро, Джим.
  • А что с ребенком? – спросил Боб.
  • Уснул он. Слава богу! Джиму нечего пить!
  • Извиняться. Что ты хочешь?
  • Ничего, спасибо.
  • Ну, тогда садимся ужинать, – пригласила их Салли. Еда была хорошей. Они говорили о людях города, об их семьях и о войне во Франции. В интимной атмосфере семейной столовой Джим расслабился. Он ни к чему себя не принуждал. Все шло по установленному порядку. Скоро она будет вместе с Бобом. И сам Боб приведет к тому, что их судьбы объединятся.
  • В мае я заеду в Нью-Йорк. Давай встретимся и пойдем в последний раз, пока за нами не захлопнулись ворота старой тюрьмы, – пошутил Боб. Салли снисходительно улыбнулась.
  • Отлично,-ответил Джим. – Я дам тебе адрес. Позвони мне, как только появишься в городе, хорошо?

Этой весной Джим старался работать как можно больше, чтобы не думать о Бобе. Ему это далось нелегко. Дела шли не очень хорошо. Наступил и прошел май, а Боб не подавал признаков жизни. В конце концов он решился на письмо Салли. Она ответила ему, что Боб все еще в море, и очень жаловалась на это. К счастью, война закончилась, поэтому Боб скоро должен вернуться.

Через год он действительно появился в квартире Джима. Они пожали друг другу руки, словно расстались только вчера.

  • Но у тебя есть хижина! Бомба! – Боб с признательностью огляделся по сторонам. – Тебе не жалко будет отказаться от этого ради Вирджинии?
  • Я еще ни от чего не отказался, – улыбнулся Джим. Боб сел в кресло и вытянул длинные ноги. Он все еще был в форме.
  • Бомбовая квартира, – пробормотал он снова.
  • Когда ты идешь к гражданскому?
  • Пока не знаю, – Боб наморщил лоб. – Теперь у меня есть шанс подать заявку на капитанский патент. Для моего возраста это большая вещь, и я не хочу от нее отказываться.
  • А что скажет Салли?
  • Вот так, Салли! Я не знаю, что делать. Она требует, чтобы я вернулся домой.
  • А ты не хочешь?
  • Не.
  • Тогда не возвращайся. Это твоя жизнь. Если ты счастлив плавать, оставайся здесь. Салли не первая женщина, которая вышла замуж за моряка.

Боб признал его правоту.

  • Я тоже так ей говорил. Но она чертовски упряма, и я ничего не могу поделать. Как и ее семья. Иногда я думаю, что они заботятся об этом больше, чем о ней. Ребенок дает ей достаточно счастья. Я не думаю, что она так сильно скучает по мне.
  • Ты сам должен принять решение,-сказал Джим. Он хотел, чтобы Боб остался на корабле. Они не были бы, правда, часто вместе, но в то же время Боб был бы далеко от Салли.
  • Что ты скажешь, если мы что-то przekąsili?

Они пошли в итальянский ресторан и выпили вдвоем бутылку кьянти. Скоро круг замкнется.

  • Куда бы ты хотел пойти сейчас? – спросил Джим, когда они закончили есть.
  • Безразличный. Главное, чтобы я мог напиться.
  • Я знаю здесь одну закусочную.

Они отправились в теплую ночь к заведению, где мужчины охотились на мужчин. Джиму было любопытно узнать реакцию Боба. Они сели за столик и заказали бутылку виски. В заведении находилось несколько женщин, присутствие которых должно было маскировать специфику места. Боб огляделся.

  • Здесь мало девушек, – сказал он наконец.
  • Да, действительно мало. У вас есть на любое желание?
  • Что ты! – он засмеялся. – Я ведь женат. Ты забыл?
  • Поэтому я и привел тебя сюда, чтобы не искушать тебя.